Просмотры: 120

  5 / 2
Плохо__Хорошо 

Обзор

Яхина, Г. Ш. Эшелон на Самарканд : роман / Гузель Яхина. - Москва : АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2021. - 507, [1] с. - (Проза Гузель Яхиной). - ISBN 978-5-17-135479-4.

Аннотация: Гузель Яхина - самая яркая дебютантка в истории российской литературы новейшего времени, лауреат премий "Большая книга" и "Ясная Поляна", автор бестселлеров "Зулейха открывает глаза" и "Дети мои". Ее новая книга "Эшелон на Самарканд" - роман-путешествие и своего рода "красный истерн". 1923 год. Начальник эшелона Деев и комиссар Белая эвакуируют пять сотен беспризорных детей из Казани в Самарканд. Череда захватывающих и страшных приключений в пути, обширная география - от лесов Поволжья и казахских степей к пустыням Кызыл-Кума и горам Туркестана, палитра судеб и характеров: крестьяне-беженцы, чекисты, казаки, эксцентричный мир маленьких бродяг с их языком, психологией, суеверием и надеждами...

Место нахождения: ЦГБ, ЦДБ, городские библиотеки № 11, 15, 16, 2, 21, 23, 3.

Прочитала долгожданную новую книгу Гузель Яхиной «Эшелон на Самарканд». Эмоций после прочтения много и все негативные, специально ни до, ни после не читала другие рецензии и отзывы, чтобы не смазать впечатление. Но все по порядку.

В разрушенной после Гражданской войны стране царит голод, с которым молодая советская власть справиться не может. Голод – это мягко сказано. Люди умирали семьями, деревнями. Что происходило на самом деле даже представить страшно. Об этом больно читать, думать, писать. Дети и животные самые беззащитные в этом мире, не говоря уже о детях во время войн, безвластия, катастроф. Но из голодающей Казани надо вывезти беспризорников, пятьсот разновозрастных детей. Запрещенный прием. Потому что, когда читаешь про детей сердце разрывается на части. Кровь, вши, холера, опять кровь, болезни, грязь. Язык беспризорников разнообразен (впрочем, как и география их рождения), это смесь наречий, замешанных с языком улиц, свалок, притонов. Слова придумывались, коверкались нещадно. Одно было священно – ЕДА и даже слова, обозначающие еду. Улица научила добывать пропитание и ночлег, научила криминальному (как правило) ремеслу. У них сформировался свой мир детских обрядов, в котором были два главных понятия – удача и «мы» (семья, семья беспризорников, потому как многие из них своих семей не знали и не видели или не помнили, так малы они были, когда остались одни).

Начальнику эшелона Дееву и комисару Белой надо доставить эту разношерстную ватагу, без обуви и одежды, без мало-мальского запаса продуктов в Самарканд, город тепла и сытости.

Состав поезда пестр и причудлив.

Деев – чуткий и добрый, «тряпка», по словам Белой. Готов ценой своей жизни найти пропитание и все необходимое для своих подзащитных. И находит, и достает. Но, он – не спасал детей, он спасался ими от ужасов и кошмаров Гражданской войны.

Белая – «не женщина», комиссар, с холодными и одновременно яростными глазами. «У волков такие видел, когда бросались на людей во время охоты. У человека – никогда». Бывшая монашка. За детей готова вогнать острозаточенный карандаш в сонную артерию или кисть.

Фатима – могучая и мягкая сила, могла успокоить весь состав своими колыбельными.

Буг – лекарь и поэт, старик на восьмом десятке лет.

Сестры: башкирская крестьянка, овдовевшая попадья, библиотекарша, бывшая горничная, чиновничья жена. Повар Мемеля не говорящий ни слова по-русски, но хоть понимающий о чем говорят.

Вот она деевская дружина, кто должен был помогать в многодневном пути, содержать поезд и его пассажиров в чистоте, кормить их, лечить и оберегать.

Многих не уберегли, но появились другие.

Какой ценой и как в дороге добывалась еда, топливо, лекарство надо читать. Страшно и почему-то предсказуемо. Помощь приходила то от чекистов, то от казаков, то от басмачей. Руки по локоть в крови у тех и у других. Кто прав, кто виноват во всем, что происходило в то время? – вопросы, остающиеся без ответа.

Да всем хочется быть чистеньким и беленьким, не хочется помнить грязь и боль истории нашей страны. Мы знаем, что был голод, представить себе это, наверное, нет, не можем. Но и ковырять заживающую рану зачем?!

Не рекомендую читать эту книгу, увы. Особенно людям с богатым воображением или входящим в осеннюю хандру. Ни красивого, поэтического языка, ни художественного образа, зато можно обогатиться блатной лексикой и узнать происхождение того или иного прозвища. Красивых, ярких, колоритных героев, пожалуй, тоже нет, Фатима и Буг – заслуживают внимания, хоть и второстепенные герои. События жуткие и печальные, тогда уж лучше читать документальную литературу.

P.S. В тексте упоминается Сургут. В эшелоне на Самарканд дети были разных национальностей, география мест откуда они стекались в Казань была широкая и пестрая, один из беспризорников был сургутянином.

Гл. библиотекарь
Н.В. Матвиенко

Дата размещения:

Добавить комментарий

Большая просьба при добавлении комментариев воздержаться от нецензурных выражений и оскорбления других людей.

Отправляя комментарий, Вы ДАЕТЕ СОГЛАСИЕ на обработку и хранение Ваших персональных данных, указанных Вами в Форме комментария в соответствии с условиями настоящего согласия на обработку персональных данных.