Категория: Личное мнение

Просмотры: 285

Обзор

Весталка / Н. Г. Никонов. - Свердловск : Сред.-Урал. кн. изд-во, 1988. - 541 с. - 2-10.

Аннотация: Роман "Весталка" повествует о драматических жизненных путях женщины в военное и мирное время.

Место нахождения: Центральная городская библиотека им. А.С. Пушкина, Центральная детская библиотека, библиотека № 3.

Война и женщина

Есть книги, которые нельзя забывать, независимо от того, написаны они два десятилетия назад либо появились совсем недавно. К ним принадлежит роман “Весталка» Николая Никонова, выполненный в традиционно-реалистической манере “записок” от лица главной героини. В её судьбе отразилась история многих женщин, бывших на фронте и послевоенная жизнь которых не сложилась. Книга поразила меня своей глубиной и правдивостью, точным отражением реальной жизни. Она буквально пронзила душу, как книги Юрия Бондарева. Это единое, сильное, стремительно развивающееся романное полотно, охватывающее все военное четырехлетие и послевоенные годы. Уже в первой части романа создается образ главной героини Лидии Одинцовой, показаны сопутствующие фигуры - матери, школьной подруги Вали Вишняковой, грубоватой фронтовой медсестры Зины Лобаевой; эпизодические — соседки по квартире, снабженца-жулика Виктора Павловича, армейского повара Степана Анисимовича. Все они оттеняют и создают наполненный жизненный образ женщины на войне.

Лида Одинцова встретила войну, окончив школу. После краткосрочных курсов медицинских сестёр, была отправлена на фронт, на передовую. Здесь она хлебнула полной чашей всех «прелестей» войны. По словам автора «здесь было все: умирали зря, подрывались на собственных гранатах, трусили, лгали, подставляли под пулю другого, чтобы не попасть самому, не выполняли приказ. Но думаешь трезво: “Да если б только на этом одном мы держались, разве бы одолели? Нет, всё держалось на храбрости. Может быть, на отчаянии, но честном, святом, на совести, на помощи и сострадании…”

Вот и Лида старалась жить по совести, честно выполнять свой воинский долг. Маленькая пухленькая девчушка, она сохраняла мужество даже там, где прятались и пасовали сильные санитары-мужчины. Перевязывала раненых под шквальным огнём, откапывала, вытаскивала их, полузасыпанных землёй из траншей и окопов. Перетаскивала на себе или на плащ-палатке в безопасное место. Скольких бойцов спасла Лида? Она не считала, потому что снова и снова нужна была раненым «сестра». Она прошла Орловско-Курскую дугу, вместе с однополчанами плыла через Днепр, в ледяной воде, ночью, а переправившись на другой берег под страшным огнём батарей, попала в самый разгар сражения. Сказать, что было страшно – ничего не сказать, невозможно было осмыслить, понять умом весь ужас войны. Судите сами: «И началось. Исчезло, перестало восприниматься время. Оно растворилось в сплошном грохоте, визге летящей стали, в дыму и нефтяном огне, который день превращал в ночь, а ночью всё дрожало жёлтым пожарным светом, пылало. И непонятно было, что это: утро, заря или вечер... Если люди придумали ад – здесь было его воплощение. Апокалипсис. Казалось, земля разверзнется, и погибнут все, провалятся в этот огонь и дым, в грохот и вой…..»?! Лида иногда думала, что не выдержит, сломается: упадёт, зажмёт уши, умрёт, успокоится, только бы ничего не видеть. Но держалась неизвестно на чём.

Несколько раз работала Лида и в прифронтовых госпиталях, где видела не только грязь, кровь, гной увечья (к этому было не привыкать). А видела такое, что невозможно вынести женщине – людей раненых в лицо, то есть людей без лица - без глаз, без носа, рта. И Лида такого выдержать уже не смогла, снова попросилась на передовую.

Фронтовую сестру уважали и любили однополчане, но были неприятности чисто житейского плана. Не передать словами, как трудно было сохранить девичью чистоту в сплошном мужском окружении, уйти от подглядывающих, наблюдающих и «раздевающих» глаз (кто их осудит?). Приходилось лупить мужиков, желающих женского тела, и руками, и ногами, и пистолетом по лбу. Спасало то, что многие пожилые фронтовики, которых она вынесла из боя, старались защитить молоденькую девушку, уберечь, сохранить. На фронте Лида встретила и потеряла свою первую любовь – зенитчика Алёшу Стрельцова.

Лида не получила ни медалей, ни орденов. Получали награды все, даже снабженцы, а она - ничего. Ее несколько раз представляли к наградам и за Курскую битву, и за Днепр, и за тяжёлые ранения. Друзья возмущались, хотели писать жалобу генералу, но не вышло. Когда было? Ведь передовая и почти нет передышки. Сначала Лида плакала навзрыд, потом сочла, что недостойна.

После тяжёлого ранения в живот и в грудь на подступах к Берлину и рождения сына Пети, она, с трудом держась на ногах, вышла из госпиталя в мирную жизнь. Что её ожидало? Что ожидало одинокую женщину с грудным ребёнком на руках, провожаемую осуждающими взглядами «нагуляла». Женщину без своего угла, родителей, любимого – всё отняла война. Даже добротное обмундирование подменили на выношенное старьё подлые кладовщики. О трудном дальнейшем пути Лидии Петровны Одинцовой, читатели, если захотят, могут прочесть сами.

Любовь Юрьевна Кондакова

Дата размещения:

Добавить комментарий

Большая просьба при добавлении комментариев воздержаться от нецензурных выражений и оскорбления других людей.

Отправляя комментарий, Вы ДАЕТЕ СОГЛАСИЕ на обработку и хранение Ваших персональных данных, указанных Вами в Форме комментария в соответствии с условиями настоящего согласия на обработку персональных данных.