Youtube Facebook Twitter Вконтакте
Четверг, 12 ноября 2015 09:05

Джозеф Редьярд Киплинг

Оцените материал
(7 Голосов)

Джозеф Редьярд КИПЛИНГ
Джозеф Редьярд КИПЛИНГ
30 декабря 1865 – 18 января 1936


Спокоен будь, когда твоим твореньем
Хотят возвысить подлого глупца
Пусть рухнет мир — ТЫ будь силен терпеньем,
Возьми свой меч – и бейся до конца.


Biography

The English poet and story writer Rudyard Kipling was one of the first masters of the short story in English, and he was the first to use Cockney dialect in serious poetry.

Joseph Rudyard Kipling was born on December 30, 1865, in Bombay, India. His father was professor of architectural sculpture at the Bombay School of Art. In 1871 Kipling was sent to England for his education. In 1878 Rudyard entered the United Services College. There young Kipling endured bullying and harsh discipline, but he also enjoyed the close friendships.

Kipling’s close friend was the headmaster, (the principal of a private school), who encouraged Kipling's literary ambitions by having him edit the school paper and praising the poems which he wrote for it. When Kipling sent some of these to India, his father had them privately printed as Schoolboy Lyrics (1881), Kipling's first published work.
He published satiric verses and over seventy short stories in 1888. He wrote about Anglo-Indian society, which he readily criticized with an acid pen, and the life of the common British soldier and the Indian native, which he portrayed accurately and sympathetically.

In 1889 Kipling took a long voyage through China, Japan, and the United States. When he reached London, he found that his stories had preceded him and established him as a brilliant new author. He was readily accepted into the circle of leading writers. While there he wrote a number of stories and also introduced English readers to a "new genre" of serious poems in Cockney dialect.

In 1892 Kipling married Caroline Balestier. They settled on the Balestier estate near Brattleboro, Vermont, in the United States, and began four of the happiest years of Kipling's life. During this time he wrote some of his best work. These works not only assured Kipling's lasting fame as a serious writer but also made him a rich man.
In 1897 the Kiplings settled in Rottingdean, a village on the British coast near Brighton. The outbreak of the Spanish-American War and the Boer War turned Kipling's attention to colonial affairs. He began to publish a number of solemn poems.

In 1901 Kipling published Kim, the last and most charming of his portrayals of Indian life. But anti-imperialist reaction following the end of the Boer War caused a decline in Kipling's popularity.

When Kipling published The Five Nations, a book of South African verse, in 1903, he was attacked in parodies, caricature exaggerations, and serious protests as the opponent of a growing spirit of peace and democratic equality. After that Kipling retired to a secluded village in Essex.

Kipling's later stories treat more complex, subtle, and somber (serious) subjects. They reflect Kipling's darkened worldview following the death of his daughter, Josephine, in 1899, and the death of his son, John, in 1915. Consequently, these stories have never been as popular as his earlier works. But modern critics, in reevaluating Kipling, have found a greater power and depth that make them among his best work.

In 1907 Kipling became the first English writer to receive the Nobel Prize in Literature. He died on January 18, 1936, and is buried in Westminster Abbey in London, England. His autobiography, Something of Myself, was published in 1937.


Биография

Английский поэт и романист Редьярд Киплинг одним из первых признан мастером короткого рассказа, и стал первым, кто использовал диалект кокни в серьезной поэзии.

Джозеф Редьярд Киплинг родился 30 декабря 1865 года, в Бомбее, Индия. Его отец был преподавателем архитектурной скульптуры в Бомбейской Школе Искусств. В 1871 Киплинга отправили учиться в Англию. В 1878 Редьярд поступил в военный колледж. Там юный Киплинг столкнулся с запугиванием и суровой дисциплиной, но также познал настоящую крепкую дружбу.

Близким другом был директор школы, который поощрял литературные стремления Киплинга, назначив его редактором школьной газеты и высоко оценивая стихи, которые писал Киплинг. Когда Киплинг отправил некоторые из них в Индию, его отец опубликовал их под названием «Лирика Школьника» (1881), что стало первой изданной работой писателя.

В 1888 году он опубликовал сатирические стихи и более семидесяти рассказов. Он написал об Англо-индийском обществе, которое он подвергал резкой критике и жизни обычного британского солдата и урожденного индийца, которых он изобразил с куда большей симпатией.

В 1889 Киплинг отправился в долгое путешествие по Китаю, Японии и Соединенным Штатам. Когда он достиг Лондона, оказалось, что его истории опередили своего создателя и прославили его как блестящего нового автора. Киплинга с готовностью приняли в круг ведущих писателей. В то время он пишет ряд историй, а также представляет английским читателям "новый жанр" серьезной поэзии на диалекте кокни.

В 1892 Киплинг женился на Кэролайн Бэлестир. Они осели в поместье Бэлестир под Брэтлборо, Вермонт, в Соединенных Штатах, и прожили здесь четыре самых счастливых года в жизни Киплинга. В это время он написал некоторые из своих лучших работ. Эти работы не только прославили Киплинга как серьезного писателя, но также и сделали его богатым человеком.

В 1897 чета Киплингов поселилась в Роттингдине, деревне на британском побережье под Брайтоном. Внезапное начало испанско-американской и англо-бурской войн привлекли внимание Киплинга к колониальному вопросу. Он начал публиковать в Лондон Таймз множество серьезных стихов.
В 1901 Киплинг опубликовал «Кима», последнее и наиболее живописное из его изображений индийской жизни. Однако антиимпериалистическая реакция после конца англо-бурской войны вызвала снижение популярности Киплинга.

Когда в 1903 году Киплинг издал «Пять Наций», книгу южноафриканских стихов, он подвергся пародийным нападкам, карикатурному преувеличению и серьезной критике как противник растущего духа мира и демократического равенства. После этого Киплинг удалился в уединенную деревню в Эссексе.
Поздние истории Киплинга касались более сложных, и мрачных тем. Они отражают удрученный взгляд Киплинга на мир после смерти его дочери, Джозефины в 1899, а также смерти его сына, Джона, в 1915. По этой причине, последние истории Киплинга не были так же популярны как его более ранние работы. Но современные критики, в переоценке творчества Киплинга, нашли в этих работах большую мощь и глубину, что делает их одними из его лучших работ.

В 1907 Киплинг стал первым английским писателем, награжденным Нобелевской премией по литературе. Он умер 18 января 1936 и похоронен в Вестминстерском аббатстве в Лондоне, Англия. В 1937 была издана его автобиография «Немного о себе».


Книги автора
Сборники стихов

Лирика школьника1881 – Лирика школьника (Schoolboy Lyrics)
Первый сборник стихов «Школьная лирика» был издан в Индии, когда Киплингу исполнилось 16 лет и стал своеобразным итогом отроческих лет автора.


 

1884 — Echoes
Сборник стихов, написанный в соавторстве с сестрой Элис Киплинг.

Департаментские песни1886 — Департаментские песни / Чиновничьи напевы (Departmental Ditties)



 

1892 — Казарменные баллады (Barrac)k-Room Ballads)
Сборник стихов на военную тему. Автор описывает армейские будни рядового солдата. Стремясь к объективности изображения, поэт дает слово самим солдатам: стихи написаны на простонародном говоре, с использованием различных диалектизмов. Многие стилизованы под походные и шуточные песни.

Семь морей1896 — Семь морей ( Seven Seas)
В эту книгу автор включил вторую часть "Казарменных баллад", объединяя, таким образом, два сборника стихов в единый тематический корпус.


 

An Almanac of Twelve Sports1898 — An Almanac of Twelve Sports (with illustrations by William Nicholson)
Книга на английском языке представляет собой иллюстрированный календарь со стихами Киплинга, посвященными 12 видам спорта для богатых. (Охота, скачки, гольф и т.п.) Иллюстрации - литографии выполнены Вильямом Николсоном.

 

Пять наций1903 — Пять наций (The Five Nations)



 

1919 — Военные эпитафии (Epitaphs of the War)


Сборники рассказов

Простые рассказы с гор1888 — Простые рассказы с гор (Plain Tales from the Hills)
В сборники вошли лаконичные, зачастую грубоватые рассказы о жизни британской Индии.



 

1888 — Три солдата (Soldiers Three)

1888 — Ви-Вилли-Винки ( Wee Willie Winkie)

1893 — Масса выдумок ( Many Inventions)
Сборник рассказов, отражающий извечную озабоченность Киплинга проблемой Англо-индийских отношений и человеческих страданий.

Книга джунглей1894 — Книга джунглей (Маугли) (The Jungle Book)
Захватывающая история о мальчике, воспитанном в джунглях стаей волков. Несмотря на то, что книга рассчитана на детский возраст, она обрела немалую популярность и среди взрослых.


 

Вторая книга джунглей1895 — Вторая книга джунглей (The Second Jungle Book)
Вторая книга Джунглей" продолжает цикл рассказов Р. Киплинга о Маугли - мальчике, выросшем в волчьей стае. Повзрослев и окрепнув, Маугли со своими друзьями - медведем Балу, пантерой Багирой и питоном Каа - пускается в новые приключения и в конце концов возвращается к людям.

 

От моря до моря1899 — От моря до моря (путевые заметки) (репортерская проза) / From Sea to Sea – Letters of Travel
Сборник состоит из очерков о путевых впечатлениях автора от его путешествия в 1889 году из Индии в Англию через страны Юго-Восточной Азии и Северную Америку. Книга написана живым и ярким языком. Читателя заинтересуют описания природы, наблюдения автора за бытом и культурой различных народов, его встреча с М. Твеном.

Сказки просто так1902 — Сказки просто так / Just So Stories
"Сказки просто так" обычно рассказывают о том, как животные принимают свой нынешний облик вследствие действий человека или каким-то магическим образом. Например, у кита маленькая глотка, потому что он проглотил моряка, который привязал плот внутри него, чтобы кит не проглотил других людей. У верблюда есть горб, который он получил от джинна в наказание за отказ от работы (горб помогает верблюду работать дольше без перерывов на еду).

Пак с холма Пука1906 — Пак с холма Пука (сказки, стихи и рассказы) / Puck of Pook’s Hill
Книги представляют собой цикл рассказов, иногда со сквозным сюжетом. Центральным персонажем является эльф Пак, который рассказывает двоим современным (Киплингу, то есть начала XX века) детям, Дану и Юне, истории из прошлого Англии и приводит к ним познакомиться людей, прежде живших на этом месте — римских легионеров, норманских рыцарей, учёных эпохи Возрождения, и др.

1910 — Награды и Феи (сказки, стихи и рассказы) (Rewards and Fairies)

Свет погас1891 — Свет погас (The Light That Failed)
Первый роман писателя и его первый опыт в жанре психологической прозы. Книга повествует о жизни талантливого художника, лишившегося зрения и потерпевшего крушение в личной жизни.


 

1892 — Наулака: История о Западе и Востоке (The Naulahka, A Story of West and East)
Роман написан в соавторстве с начинающим американским писателем Уолкоттом Бэлистье.и повествует о поисках легендарного сокровища Наулаки. На страницах романа встречаются экзотический Восток и американский Запад.

Отважные капитаны1896 — Отважные капитаны / Captains Courageous
Герой повести - сын американского мультимиллионера, случайно оказавшийся за бортом трансатлантического лайнера и подобранный рыбаками. Пройдя через тяжелые испытания и удивительные приключения, избалованный мальчишка превращается в настоящего моряка.

 

Сталки и К°1899 — Сталки и К° (Stalky & Co)
Книга о жизни мальчиков в английской частной школе-интернате, во многом автобиографическая. Написана в виде коротких историй, объединённых общими героями и обстановкой. Центральными героями являются харизматичный хитрец Сталки и его лучшие друзья — ирландец Мактурк и очкарик Жук, постоянно сочиняющий стихи.

Ким 1901 — Ким ( Kim)
Наиболее популярный роман Редьярда Киплинга, который публиковался в журнале Cassell’s Magazine с января по ноябрь 1901 года. Принадлежит к типу приключенческой литературы «повести для мальчиков». Главный герой — Кимбол О’Хара — лахорский мальчишка-сирота, сын ирландского солдата, оставшегося в Индии, когда его полк вернулся домой в Ирландию. Он зарабатывает на жизнь уличным попрошайничеством и исполнением поручений афганского торговца лошадьми по имени Махбуб Али. По ходу дела выясняется, что афганский купец связан с британскими спецслужбами. От него Ким узнаёт о Большой Игре за обладание Внутренней Азией, которую ведут между собой британское и русское правительства.

1937 — Немного о себе (автобиография) / Something of Myself



 


Наиболее известные стихотворения Киплинга

If
If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming it on you,
If you can trust yourself when all men doubt you,
But make allowance for their doubting too;
If you can wait and not be tired by waiting,
Or being lied about, don't deal in lies,
Or being hated don't give way to hating,
And yet don't look too good, nor talk too wise:
If you can dream-and not make dreams your master;
If you can think-and not make thoughts your aim,
If you can meet with Triumph and Disaster
And treat those two impostors just the same;
If you can bear to hear the truth you've spoken
Twisted by knaves to make a trap for fools,
Or watch the things you gave your life to, broken,
And stoop and build 'em up with worn-out tools:
If you can make one heap of all your winnings
And risk it on one turn of pitch-and-toss,
And lose, and start again at your beginnings
And never breathe a word about your loss;
If you can force your heart and nerve and sinew
To serve your turn long after they are gone,
And so hold on when there is nothing in you
Except the Will which says to them: 'Hold on!'
If you can talk with crowds and keep your virtue,
Or walk with Kings-nor lose the common touch,
If neither foes nor loving friends can hurt you,
If all men count with you, but none too much;
If you can fill the unforgiving minute
With sixty seconds' worth of distance run,
Yours is the Earth and everything that's in it,
And-which is more-you'll be a Man, my son!

 

Заповедь
Перевод Михаила Лозинского

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил - жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы - не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.
Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.
Умей поставить в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: "Иди!"
Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, -
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!


 

The Gods Of The Copybook Headings
As I pass through my incarnations in every age and race, I make my proper
prostrations to the Gods of the Market-Place.
Peering through reverent fingers I watch them flourish and fall,
And the Gods of the Copybook Headings, I notice, outlast them all.

We were living in trees when they met us. They showed us each in turn.
That Water would certainly wet us, as Fire would certainly burn:
But we found them lacking in Uplift, Vision and Breath of Mind,
So we left them to teach the Gorillas while we followed the March of Mankind.
We moved as the Spirit listed. They never altered their pace,
Being neither cloud nor wind-borne like the Gods of the Market-Place;
But they always caught up with our progress, and presently word would come
That a tribe had been wiped off its icefield, or the lights had gone out in Rome.

With the Hopes that our World is built on they were utterly out of touch.
They denied that the Moon was Stilton; they denied she was even Dutch.
They denied that Wishes were Horses; they denied that a Pig had Wings.
So we worshipped the Gods of the Market Who promised these beautiful things.

When the Cambrian measures were forming, They promised perpetual peace.
They swore, if we gave them our weapons, that the wars of the tribes would cease.
But when we disarmed They sold us and delivered us bound to our foe,
And the Gods of the Copybook Headings said: "Stick to the Devil you know."

On the first Feminian Sandstones we were promised the Fuller Life
(Which started by loving our neighbour and ended by loving his wife)
Till our women had no more children and the men lost reason and faith,
And the Gods of the Copybook Heading said: "The Wages of Sin is Death."

In the Carboniferous Epoch we were promised abundance for all,
By robbing selected Peter to pay for collective Paul; But, though we had
plenty of money, there was nothing our money could buy,
And the Gods of the Copybook Heading said: "If you don't work you die."

Then the Gods of the Market tumbled, and their smooth-tongued wizards withdrew,
And the hearts of the meanest were humbled and began to believe it was true
That All is not God that Glitters, and Two and Two make Four-
And the Gods of the Copybook Headings limped up to explain it once more.

As it will be in the future, it was at the birth of Man-
There are only four things certain since Social Progress began:-
That the Dog returns to his Vomit and the Sow returns to her Mire,
And the burnt Fool's bandaged finger goes wobbling back to the Fire;
And that after this is accomplished, and the brave new world begins
When all men are paid for existing and no man must pay for his sins,
As surely as Water will wet us, as surely as Fire will burn,
The Gods of the Copybook Headings with terror and slaughter return!


 

Боги Прописных Истин (Боги Тетрадных Заглавий)
Перевод Блаженнова В.В

Прошед череду инкарнаций по расам и возрастам,
Я продолжал поклоняться Рыночным этим Богам.
С благоговеньем, сквозь пальцы, видя невинность и грех,
Но Боги Тетрадных Заглавий переживут их всех!

Мы жили тогда на деревьях, им внимая с открытым ртом,
Что вода непременно намочит, а огонь согреет потом
Мы решили, что им не хватило широты ума и души,
И оставили их гориллам и с маршем Людей пошли.

Мы реем, как Духи под небом - они не меняют шагов,
Не смогут ни тучи, ни ветер их сдуть, как Торговых Богов
Они ловят прогресс за нами, но последнее слово за ним:
-Это племя снесло ледниками, иль пылает разрушенный Рим.

В надежде, что правят Миром, предложат картинку свою:
Отрицать, что Луна из сыра (Стилтон и Дана-Блю)
Они отрицают Желанья, созданные из Лошадей
А так же красные Крылья, скроенные для Свиней!

У Кембрийской границы спокойно - обещают войну прекратить.
Если оружие сложим - вечному миру - быть!
Как только разоружились, нас продали в рабство врагам.
Боги Тетрадных Заглавий сказали: "Доверяйся знакомым Чертям"!

Перед Каменной Бабой сулили - наполнится жизнь вдвойне!
Начнется с любви к соседу, завершится - к его жене!
Жены рожать не смогут, мужчины - забудут про честь,
Боги Тетрадных Заглавий скажут: "Кара за Грех - Смерть!"

В эпоху Карбона мечтали об изобилии для всех,
Грабить доверили Павлу, а Петр брал на душу грех.
Денег у всех бывали, но нечего было купить,
Боги Заглавий сказали: "Не работавшему - не жить!"

Теперь Боги Рынка пали, их лживые маги ушли,
Мы Сердцем неправду приняли, и ложь одолеть не смогли.
Не все, что сверкает - злато, трудно шило в мешке таить,
Боги Заглавий, хромая, вернулись, чтоб все повторить.

Истину молвил Вещий - как только явился Адам,
Четыре возвратные вещи, будут невластны нам:-
Собака вернется к рвоте, свинья возвращается в грязь,
Дурак с обожженным пальцем лезет к костру, смеясь;

И вот, исполняя желанья, в сладостном мире для всех,
Платят за существованье, и никто не платит за грех,
Конечно, вода нас намочит, огонь, конечно, зажгут,
И Боги Тетрадных Заглавий с резней и террором придут.


 

The Lovers’ Litany

Eyes of grey – a sodden quay,
Driving rain and falling tears,
As the steamer puts to sea
In a parting storm of cheers.
Sing, for Faith and Hope are high –
None so true as you and I –
Sing the Lovers’ Litany: -
“Love like ours never die!”

Eyes of black – a throbbing keel,
Milky foam to left and right;
Whispered converse near the wheel
In the brilliant tropic night.
Cross that rules the Southern Sky!
Stars that sweep, and turn, and fly
Hear the Lovers’ Litany: -
“Love like ours never die!”

Eyes of brown – a dusty plain
Split and parched with heat of June.
Flying hoof and tightened rein,
Hearts that beat the ancient tune.
Side by side the horses fly,
Frame we now the old reply
Of the Lovers’ Litany: -
“Love like ours never die!”

Eyes of blue – the Simla Hills
Silvered with moonlight hoar;
Pleading of the waltz that thrills,
Dies and echoes round Benmore.
“Mabel”, “Officers”, “Good-bye”,
Glamour, wine, and witchery –
On my soul’s sincerity,
“Love like ours never die!”

Maidens, of your charity,
Pity my most luckless state,
Four times Cupid’s debtor I –
Bankrupt in quadruplicate.
Yet, despite my evil case,
An a maiden showed me grace,
Four-and-forty times would I
Sing the Lovers’ Litany: -
“Love like ours never die!”

Молитва влюблённых
Перевод В. Бетаки

Серые глаза. – Восход,
Доски мокрого причала.
Дождь ли? Слёзы ли? Прощанье.
И отходит пароход…
Нашей верности года…
Вера и надежда? Да:
Пой молитву всех влюблённых:
«Любим? Значит – навсегда!»

Чёрные глаза. – Молчи!
Шёпот у штурвала длится.
Пена вдоль бортов струится
В блеск тропической ночи.
Южный Крест – прозрачней льда.
Снова падает звезда.
Вот молитва всех влюблённых:
«Любим? Значит – навсегда!»

Карие глаза. – Простор.
Степь. Бок о бок мчатся кони.
И сердцам в старинном тоне
Вторит топот эхом гор.
И – натянута узда…
И в ушах звучит тогда
Вновь молитва всех влюблённых:
«Любим? Значит – навсегда!»

Синие глаза. – Холмы
Серебрятся лунным светом,
И дрожит индийским летом
Вальс, манящий в гущу тьмы…
- Офицеры… Мэйбл… когда?..
Колдовство. Вино. Молчанье…
Эта искренность признанья:
«Любим? Значит – навсегда!»

Да… Но жизнь взглянула хмуро.
Сжальтесь надо мной: ведь вот –
Весь в долгах перед амуром,
Я – четырежды банкрот!
И моя ли в том вина?
Если б снова хоть одна
Улыбнулась благосклонно,
Я бы сорок раз тогда
Спел молитву всех влюблённых:
«Любим? Значит – навсегда!»



 

The gipsy trail

The white moth to the closing bine,
The bee to the opened clover,
And the gipsy blood to the gipsy blood
Ever the wide world over.

Ever the wide world over, lass,
Ever the trail held true,
Over the world and under the world,
And back at the last to you.

Out of the dark of the gorgio camp,
Out of the grime and the gray
(Morning waits at the end of the world),
Gipsy, come away!

The wild boar to the sun-dried swamp
The red crane to her reed,
And the Romany lass to the Romany lad,
By the tie of a roving breed.

The pied snake to the rifted rock,
The buck to the stony plain,
And the Romany lass to the Romany lad,
And both to the road again.

Both to the road again, again!
Out on a clean sea-track -
Follow the cross of the gipsy trail
Over the world and back!

Follow the Romany patteran
North where the blue bergs sail,
And the bows are grey with the frozen spray,
And the masts are shod with mail.

Follow the Romany patteran
Sheer to the Austral Light,
Where the besom of God is the wild South wind,
Sweeping the sea-floors white.

Follow the Romany patteran
West to the sinking sun,
Till the junk-sails lift through the houseless drift.
And the east and west are one.

Follow the Romany patteran
East where the silence broods
By a purple wave on an opal beach
In the hush of the Mahim woods.

"The wild hawk to the wind-swept sky,
The deer to the wholesome wold,
And the heart of a man to the heart of a maid,
As it was in the days of old."

The heart of a man to the heart of a maid -
Light of my tents, be fleet.
Morning waits at the end of the world,
And the world is all at our feet!
The gipsy trail

За цыганской звездой…
Перевод Г. Кружкова

Мохнатый шмель - на душистый хмель,
Мотылёк - на вьюнок луговой,
А цыган идёт, куда воля ведёт,
За своей цыганской звездой!

А цыган идёт, куда воля ведёт,
Куда очи его глядят,
За звездой вослед он пройдёт весь свет -
И к подруге придёт назад.

От палаток таборных позади
К неизвестности впереди
(Восход нас ждёт на краю земли) -
Уходи, цыган, уходи!

Полосатый змей - в расщелину скал,
Жеребец - на простор степей.
А цыганская дочь - за любимым в ночь,
По закону крови своей.

Дикий вепрь - в глушь торфяных болот,
Цапля серая - в камыши.
А цыганская дочь - за любимым в ночь,
По родству бродяжьей души.

И вдвоём по тропе, навстречу судьбе,
Не гадая, в ад или в рай.
Так и надо идти, не страшась пути,
Хоть на край земли, хоть за край!

Так вперёд! - за цыганской звездой кочевой -
К синим айсбергам стылых морей,
Где искрятся суда от намёрзшего льда
Под сияньем полярных огней.

Так вперёд - за цыганской звездой кочевой
До ревущих южных широт,
Где свирепая буря, как Божья метла,
Океанскую пыль метёт.

Так вперёд - за цыганской звездой кочевой -
На закат, где дрожат паруса,
И глаза глядят с бесприютной тоской
В багровеющие небеса.

Так вперёд - за цыганской звездой кочевой -
На свиданье с зарёй, на восток,
Где, тиха и нежна, розовеет волна,
На рассветный вползая песок.

Дикий сокол взмывает за облака,
В дебри леса уходит лось.
А мужчина должен подругу искать -
Исстари так повелось.

Мужчина должен подругу найти -
Летите, стрелы дорог!
Восход нас ждёт на краю земли,
И земля - вся у наших ног!



 

The Explanation

Love and Death once ceased their strife
At the Tavern of Man's Life.
Called for wine, and threw - alas! -
Each his quiver on the grass.
When the bout was o'er they found
Mingled arrows strewed the ground.
Hastily they gathered then
Each the loves and lives of men.
Ah, the fateful dawn deceived!
Mingled arrows each one sheaved;
Death's dread armoury was stored
With the shafts he most abhorred;
Love's light quiver groaned beneath
Venom-headed darts of Death.

Thus it was they wrought our woe
At the Tavern long ago.
Tell me, do our masters know,
Loosing blindly as they fly,
Old men love while young men die?

Объяснение
Перевод Г. Бена

Любовь и Смерть, закончив бой,
Сошлись в таверне «Род людской»
И, выпив, побросали спьяну
Они в траву свои колчаны.
А утром поняли, что вот
Где чья стрела — черт не поймёт!
И стали собирать скорей
В траве любовь и жизнь людей,
Не видя в утреннем тумане,
Чьи стрелы были в чьем колчане:
Смерть кучу стрел Любви взяла
И только позже поняла,
Что эти стрелы ей отвратны.
Ну, а Любовь взяла, понятно,
Смертельных стрел весьма немало,
Которых вовсе не желала.

Вот так в таверне роковой
Произошёл конфуз большой:
Но кто и чьей сражён стрелой?
Влюбляется старик седой
И умирает молодой.

 



 

The vampire

A fool there was and he made his prayer
(Even as you and I!)
To a rag and a bone and a hank of hair
(We called her the woman who did not care),
But the fool he called her his lady fair
(Even as you and I!)

Oh the years we waste and the tears we waste
And the work of our head and hand,
Belong to the woman who did not know
(And now we know that she never could know)
And did not understand.

A fool there was and his goods he spent
(Even as you and I!)
Honor and faith and a sure intent
But a fool must follow his natural bent
(And it wasn't the least what the lady meant),
(Even as you and I!)

Oh the toil we lost and the spoil we lost
And the excellent things we planned,
Belong to the woman who didn't know why
(And now we know she never knew why)
And did not understand.

The fool we stripped to his foolish hide
(Even as you and I!)
Which she might have seen when she threw him aside -
(But it isn't on record the lady tried)
So some of him lived but the most of him died -
(Even as you and I!)

And it isn't the shame and it isn't the blame
That stings like a white hot brand.
It's coming to know that she never knew why
(Seeing at last she could never know why)
And never could understand. 

Дурак
Перевод К. Симонова

Жил-был дурак. Он молился всерьёз
(Впрочем, как Вы и Я)
Тряпкам, костям и пучку волос -
Всё это пустою бабой звалось,
Но дурак её звал Королевой Роз
(Впрочем, как Вы и Я).

О, года, что ушли в никуда, что ушли,
Головы и рук наших труд -
Всё съела она, не хотевшая знать
(А теперь-то мы знаем - не умевшая знать),
Ни черта не понявшая тут.

Что дурак растранжирил, всего и не счесть
(Впрочем, как Вы и Я) -
Будущность, веру, деньги и честь.
Но леди вдвое могла бы съесть,
А дурак - на то он дурак и есть
(Впрочем, как Вы и Я).

О, труды, что ушли, их плоды, что ушли,
И мечты, что вновь не придут, -
Всё съела она, не хотевшая знать
(А теперь-то мы знаем - не умевшая знать),
Ни черта не понявшая тут.

Когда леди ему отставку дала
(Впрочем, как Вам и Мне),
Видит Бог! Она сделала всё, что могла!
Но дурак не приставил к виску ствола.
Он жив. Хотя жизнь ему не мила.
(Впрочем, как Вам и Мне.)

В этот раз не стыд его спас, не стыд,
Не упрёки, которые жгут, -
Он просто узнал, что не знает она,
Что не знала она и что знать она
Ни черта не могла тут.



Список литературы

Киплинг, Р. (1865-1936). Стихотворения. Роман. Рассказы [Текст] / Редьярд ; Р. Киплинг. - М. : РИПОЛ КЛАССИК, 1998. - 959 с. - (Бессмертная библиотека. Зарубежные классики). - 83-00; 57-85; 25-00.

Киплинг, Р. Избранные стихотворения [Текст] / Редьярд ; Р. Киплинг ; пер. с англ. Е. Фельдмана. - Омск : Аркор, 2000. - 256 с., 1 л. портр. : ил. - ISBN 5-89115-007-7 : 16-50.

Киплинг, Р. Собрание сочинений [Текст] : в 5 т. Т. 1 : Ким : роман. Наулака : роман. Рассказы / Редьярд ; Редьярд Киплинг ; [пер. А. П. Репиной]. - М. : ТЕРРА-TERRA, 1991. - 607 с. - ISBN 5-85255-085-Х : 60-00; 376-00.

Иванов, Г. В. Сто великих писателей [Текст] / Геннадий Викторович, Любовь Спиридоновна ; Г. В. Иванов, Л. С. Калюжная. - М. : Вече, 2005. - 591, [1] с. : ил. - (100 великих). - Список использ. лит.: с. 584. - ISBN 5-9533-0435-8 : 180-00.

Мусский, С. А. Сто великих нобелевских лауреатов [Текст] / Сергей Анатольевич ; С. А. Мусский. - М. : Вече, 2005. - 478 с. : ил. - (100 великих). - Использ. лит.: с. 473-475. - ISBN 5-94538-353-8 : 180-00.

Михальская, Н. П. История английской литературы [Текст] : [учеб. для студентов филол. и лингв. фак. высш. пед. учеб. заведений] / Нина Павловна ; Михальская Н. П. - 2-е изд., стер. - М. : Академия, 2007. - 478, [2] с. - (Высшее профессиональное образование. Педагогические специальности). - Тит. л. отсутствует (1 экз.). - ISBN 978-5-7695-4544-3 : 516-01.

Киплинг, Р. Рассказы. Стихотворения [Текст] : пер. с анг. / Редьярд ; Редьярд Киплинг ; сост., вступит. ст. и примеч. А. Долинина ; ил. Н. Сажина. - Л. : Дет. лит., 1989. - 368 с. : ил. - ISBN 5-280-00628-9 : 6000-00.

Ливергант, А. Я. (1947). Киплинг [Текст] / Александр Яковлевич ; Александр Ливергант. - М. : Молодая гвардия, 2011. - 309 с., [8] л. ил. : ил. ; 16. - (Жизнь замечательных людей ; вып. 12. Малая серия). - Кратк. библиогр.: с. 307-308. - 120 лет биогр. серии "Жизнь замечат. людей". - ISBN 978-5-235-03406-8 : 647-24.

britania-spb.ru

thefamouspeople.com

online-literature.com

notablebiographies.com

famouspoetsandpoems.com

 
 

Добавить комментарий

Большая просьба при добавлении комментариев воздержаться от нецензурных выражений и оскорбления других людей.

Отправляя комментарий, Вы ДАЕТЕ СОГЛАСИЕ на обработку и хранение Ваших персональных данных, указанных Вами в Форме комментария в соответствии с условиями настоящего согласия на обработку персональных данных.


Защитный код
Обновить

Copyright @ 2017 Централизованная библиотечная система г.Сургута

Последнее обновление: 24.07.2017, в 16 50.

ул. Республики, 78/1, Сургут, Тюменская обл., ХМАО-Югра, 628408
(3462) 28-61-97, 28-56-93, 28-62-49

X
ruenfrdeitptes